.RU

ГЛАВА IVО том, что случилось с рыцарем нашим, когда он выехал с постоялого двора - Мигель де сервантес сааведра


ГЛАВА IV
О том, что случилось с рыцарем нашим, когда он выехал с постоялого двора
Уже занималась заря, когда Дон Кихот, ликующий, счастливый и гордый сознанием, что его посвятили в рыцари, от радости подскакивая в седле, выехал с постоялого двора. Но как скоро пришли ему на память наставления хозяина, положил он возвратиться домой, чтобы запастись всем необходимым, главное - деньгами и сорочками; в оруженосцы же себе прочил он одного хлебопашца, своего односельчанина, бедного, многодетного, однако ж для таковых обязанностей как нельзя более подходившего. С этой целью он поворотил Росинанта в сторону своего села, и Росинант, словно почуяв родное стойло, обнаружил такую резвость, что казалось, будто копыта его не касаются земли.
Только успел Дон Кихот немного отъехать, как вдруг справа, из чащи леса, до него донеслись тихие жалобы, точно кто-то стонал, и, едва заслышав их, он тотчас воскликнул:
- Хвала небесам за ту милость, какую они мне явили, - за то, что так скоро предоставили они мне возможность исполнить мой рыцарский долг и пожать плоды моих благих желаний! Не подлежит сомнению, что это стонет какой-нибудь беззащитный или же беззащитная, нуждающиеся в помощи моей и защите.
С этими словами он дернул поводья и устремился туда, откуда долетали стоны. Проехав же несколько шагов по лесу, увидел он кобылу, привязанную к дубу, а рядом, к другому дубу, привязан был голый до пояса мальчуган лет пятнадцати, и вот этот-то мальчуган и стонал, и стонал не зря, ибо некий дюжий сельчанин нещадно стегал его ремнем, сопровождая каждый удар попреками и нравоучениями.
- Смотри в оба, а язык держи за зубами, - приговаривал он.
А мальчуган причитал:
- Больше не буду, хозяин, Христом-богом клянусь, не буду, обещаю вам глаз не спускать со стада!
Увидев, что здесь происходит, Дон Кихот грозно воскликнул:
- Неучтивый рыцарь! Как вам не стыдно нападать на того, кто не в силах себя защитить! Садитесь на коня, возьмите копье, - надобно заметить, что у сельчанина тоже было копье: он прислонил его к тому дубу, к коему была привязана кобыла, - и я вам докажу всю низость вашего поступка.
Сельчанин, обнаружив у себя над головой увешанную доспехами фигуру, перед самым его носом размахивавшую копьем, подумал, что пришла его смерть.
- Сеньор кавальеро! - вкрадчивым голосом заговорил он. - Я наказываю мальчишку, моего слугу, который пасет здесь отару моих овец; из-за этого ротозея я каждый день недосчитываюсь овцы. И наказываю я его за разгильдяйство, вернее, за плутовство, а он говорит, что я из скупости возвожу на него напраслину, чтобы не платить ему жалованья, но я клянусь богом и спасением; души, что он врет.
- Как вы смеете, мерзкий грубиян, говорить в моем присутствии, что он врет? - воскликнул рыцарь. - Клянусь солнцем, всех нас освещающим, что я сию минуту вот этим самым копьем проткну вас насквозь. Без всяких разговоров уплатите ему, не то, да будет мне свидетелем всевышний, я с вами разделаюсь и уложу на месте. Ну, отвязывайте его, живо!
Сельчанин, понурив голову, молча отвязал своего слугу; тогда Дон Кихот спросил мальчика, сколько ему должен хозяин. Мальчик ответил, что всего за девять месяцев, считая по семи реалов за месяц. Дон Кихот высчитал, что в сумме это составляет шестьдесят три реала, и сказал сельчанину, чтоб он немедленно раскошеливался, если только ему дорога жизнь. На это испуганный сельчанин ответил так: он, дескать, уже клялся, - хотя до сих пор об этом не было и речи, - и теперь говорит, как на духу, что долг его вовсе не так велик, ибо надлежит принять в расчет и сбросить со счетов стоимость трех пар обуви, которые износил пастух, да еще один реал за два кровопускания, которые были ему сделаны, когда он занемог.
- Это все так, - возразил Дон Кихот, - однако вы ни за что ни про что отхлестали его ремнем, - пусть же это пойдет в уплату за обувь и кровопускания: ведь если он порвал кожу на башмаках, которые вы ему купили, то вы, в свою очередь, порвали ему собственную его кожу. И если цирюльник пускал ему кровь, когда он был болен, то вы пускаете ему кровь, когда он находится в добром здравии. Таким образом, тут вы с ним в расчете.
- Беда в том, сеньор кавальеро, что я не взял с собой денег, - придется Андресу пойти со мной, и дома я уплачу ему все до последнего реала.
- Чтобы я с ним пошел? - воскликнул мальчуган. - Час от часу не легче! Нет, сеньор, ни за что на свете. Если я останусь с ним наедине, то он сдерет с меня кожу, вроде как со святого Варфоломея или с кого-то там еще.
- Он этого не сделает, - возразил Дон Кихот, - я ему прикажу, и он не посмеет меня ослушаться. Пусть только он поклянется тем рыцарским орденом, к которому он принадлежит, и я отпущу его на все четыре стороны и поручусь, что он тебе заплатит.
- Помилуйте, сеньор, что вы говорите! - воскликнул мальчуган. - Мой хозяин - вовсе не рыцарь, и ни к какому рыцарскому ордену он не принадлежит, - это Хуан Альдудо, богатый крестьянин из деревни Кинтанар.
- Это ничего не значит, - возразил Дон Кихот, - и Альдудо могут быть рыцарями. Тем более что каждого человека должно судить по его делам.
- Это верно, - согласился Андрес, - но в таком случае как же прикажете судить моего хозяина, коли он отказывается платить мне жалованье, которое я заработал в поте лица?
- Брат мой Андрес, да разве я отказываюсь? - снова заговорил сельчанин. - Сделай милость, пойдем со мной, - клянусь всеми рыцарскими орденами, сколько их ни развелось на свете, что уплачу тебе, как я уже сказал, все до последнего реала, с радостью уплачу.
- Можно и без радости, - сказал Дон Кихот, - уплатите лишь ту сумму, которую вы ему задолжали: это все, что от вас требуется. Но бойтесь нарушить клятву, иначе, клянусь тою же самою клятвою, я разыщу вас и накажу: будь вы проворнее ящерицы, я все равно вас найду, куда бы вы ни спрятались. Если же вы хотите знать, от кого получили вы этот приказ, дабы тем ревностнее приняться за его исполнение, то знайте, что я - доблестный Дон Кихот Ламанчский, заступник обиженных и утесненных, засим оставайтесь с богом и под страхом грозящей вам страшной кары не забывайте обещанного и скрепленного клятвою.
С этими словами он пришпорил Росинанта и стал быстро удаляться. Сельчанин посмотрел ему вслед и, удостоверившись, что он миновал рощу и скрылся из виду, повернулся к слуге своему Андресу и сказал:
- Поди-ка сюда, сынок! Сейчас я исполню повеление этого заступника обиженных и уплачу тебе долг.
- Я в этом нимало не сомневаюсь, ваша милость, - заметил Андрес. - В ваших же интересах исполнить повеление доброго рыцаря, дай бог ему прожить тысячу лет; он такой храбрый и такой справедливый, что, если вы мне не уплатите, клянусь святым Роке, он непременно вернется и приведет угрозу свою в исполнение.
- Я тоже в этом не сомневаюсь, - сказал сельчанин, - но я так люблю тебя, желанный мой, что желаю; еще больше тебе задолжать, чтобы затем побольше заплатить.
Тут он схватил мальчугана за руку и, снова привязав его к дубу, всыпал ему столько горячих, что тот остался чуть жив.
- Теперь зовите заступника обиженных, сеньор Андрес, посмотрим, как он за вас заступится, - сказал сельчанин. - Полагаю, впрочем, что я вас еще недостаточно обидел, - у меня чешутся руки спустить с вас шкуру, чего вы как раз и опасались.
Однако ж в конце концов он отвязал его и позволил отправиться на поиски своего судьи, дабы тот претворил в жизнь вынесенное им решение. Пастушонок с кислою миною удалился, поклявшись сыскать доблестного Дон Кихота Ламанчского и во всех подробностях рассказать ему о том, что произошло, дабы он принудил хозяина заплатить сторицей. Как бы то ни было, Андрес ушел в слезах, а хозяин посмеивался. Тем временем доблестный Дон Кихот, заступившись таким образом за обиженного, в восторге от этого происшествия, которое показалось ему великолепным и счастливым началом рыцарских его подвигов, и весьма довольный собою, ехал к себе в село и вполголоса говорил:
- По праву можешь ты именоваться счастливейшею из всех женщин, ныне живущих на земле, о из красавиц красавица Дульсинея Тобосская! Судьбе угодно было превратить в послушного исполнителя всех прихотей твоих и желаний столь отважного и столь славного рыцаря, каков есть и каким будет всегда Дон Кихот Ламанчский; всем известно, что только вчера вступил он в рыцарский орден, а сегодня уже искоренил величайшее зло и величайшее беззаконие, какие когда-либо вкупе с жестокостью творила неправда, - ныне он вырвал бич из рук этого изверга, что истязал ни в чем не повинного слабого отрока.
Тут он приблизился к тому месту, где скрещивались четыре дороги, и воображению его тотчас представились странствующие рыцари, имевшие обыкновение останавливаться на распутье и размышлять о том, по какой дороге ехать; и в подражание им он тоже постоял, постоял, а затем, пораскинув умом, опустил поводья и всецело положился на Росинанта, Росинант же не изменил первоначальному своему намерению, то есть избрал путь, который вел прямо к его конюшне. Дон Кихот проехал уже около двух миль, когда глазам его открылось великое скопление народа: как выяснилось впоследствии, то были толедские купцы, направлявшиеся за шелком в Мурсию. Их было шестеро, и ехали они под зонтиками в сопровождении семи слуг, из коих четверо сидели верхами, а трое шли пешком и погоняли мулов. Завидев их, Дон Кихот тут же вообразил, что его ожидает новое приключение; между тем он задался целью по возможности действовать так, как действуют в романах, потому-то и почел он уместным одно из подобных деяний совершить теперь же. Того ради он вытянулся на стременах, сжал в руке копье, заградился щитом и в ожидании странствующих рыцарей, за каковых он принимал и почитал толедских купцов, с крайне независимым и гордым видом остановился на самой дороге; когда же те подъехали к нему так близко, что могли видеть и слышать его, Дон Кихот принял воинственную позу и возвысил голос:
- Все, сколько вас ни есть, - ни с места, до тех пор, пока все, сколько вас ни есть, не признают, что, сколько бы ни было красавиц на свете, прекраснее всех ламанчская императрица Дульсинея Тобосская!
При этих речах и при виде произносившего их человека столь странной наружности купцы остановились; и хотя по его речам и наружности они тотчас догадались, что он сумасшедший, однако ж им захотелось выведать у него исподволь, зачем понадобилось ему признание, которого он от них добивался, и тут один из купцов, склонный к зубоскальству и очень даже себе на уме, молвил:
- Сеньор кавальеро! Мы не знаем, кто эта почтенная особа, о которой вы толкуете. Покажите нам ее, и если она в самом деле так прекрасна, как вы утверждаете, то мы охотно и добровольно исполним ваше повеление и засвидетельствуем эту истину.
- Если я вам ее покажу, - возразил Дон Кихот, - то что вам будет стоить засвидетельствовать непреложную истину? Все дело в том, чтобы, не видя, уверовать, засвидетельствовать, подтвердить, присягнуть и стать на защиту, а не то я вызову вас на бой, дерзкий и надменный сброд. Выходите по одному, как того требует рыцарский устав, или же, как это водится у подобного сорта людишек, верные дурной своей привычке, нападайте все вдруг. С полным сознанием своей правоты я встречу вас грудью и дам надлежащий отпор.
- Сеньор кавальеро! - снова заговорил купец. - От имени всех присутствующих здесь вельмож я обращаюсь к вам с покорной просьбой: чтобы нам не отягощать свою совесть свидетельством в пользу особы, которую мы сроду не видели и о которой ровно ничего не слыхали, и вдобавок не унизить подобным свидетельством императриц и королев алькаррийских и эстремадурских, будьте так любезны, ваша милость, покажите нам какой ни на есть портрет этой особы, хотя бы величиною с пшеничное зерно: ведь по щетинке узнается свинка, тогда мы совершенно уверимся, почтем себя вполне удовлетворенными и, в свою очередь, не останемся у вас в долгу и ублаготворим вашу милость. Признаюсь, мы и без того уже очарованы ею, и если б даже при взгляде на портрет нам стало ясно, что упомянутая особа на один глаз крива, а из другого у нее сочатся киноварь и сера, все равно в угоду вашей милости мы признаем за ней какие угодно достоинства.
- Ничего такого у нее не сочится, подлая тварь! - пылая гневом, вскричал Дон Кихот. - Ничего такого у нее не сочится, говорю я, - это небесное создание источает лишь амбру и мускус. И вовсе она не крива и не горбата, а стройна, как ледяная игла Гуадаррамы. Вы же мне сейчас заплатите за величайшее кощунство, ибо вы опорочили божественную красоту моей повелительницы.
С этими словами он взял копье наперевес и с такой яростью и ожесточением ринулся на своего собеседника, что если бы, на счастье дерзкого купца, Росинант по дороге не споткнулся и не упал, то ему бы не поздоровилось. Итак, Росинант упал, а его хозяин отлетел далеко в сторону; хотел встать - и не мог: копье, щит, шпоры, шлем и тяжеловесные старинные доспехи связали его по рукам и ногам. Между тем, тщетно пытаясь подняться, он все еще кричал:
- Стойте, жалкие трусы! Презренные холопы, погодите! Ведь я не по своей вине упал, а по вине моего коня.
Тут один из погонщиков, особым смирением, как видно, не отличавшийся, заметив, что потерпевший крушение продолжает их поносить, не выдержал и вместо ответа вознамерился пересчитать ему ребра. Он подскочил к нему, выхватил у него из рук копье, разломал на куски и одним из этих кусков, невзирая на доспехи, измолотил его так, точно это был сноп пшеницы. Хозяева унимали погонщика и уговаривали оставить кавальеро в покое, но погонщик, войдя в азарт, решился до тех пор не прекращать игры, пока не истощится весь его гнев; он хватал один кусок копья за другим и обламывал их об несчастного рыцаря, растянувшегося на земле, - рыцарь же, между тем как на него все еще сыпался град палочных ударов, не умолкал ни на секунду, грозя отомстить небу, земле и купцам, коих он принимал теперь за душегубов.
Наконец погонщик устал, и купцы, на все время путешествия запасшись пищею для разговоров, каковою должен был им служить бедный избитый рыцарь, поехали дальше. А рыцарь, оставшись один, снова попробовал встать; но если уж он не мог подняться, будучи целым и невредимым, то мог ли он это сделать теперь, когда его измолотили до полусмерти? И все же ему казалось, что он счастлив, - он полагал, что это обычное злоключение странствующего рыцаря, в коем к тому же повинен был его конь. Вот только он никакими силами не мог встать, - уж очень болели у него все кости. ГЛАВА V,
в коей продолжается рассказ о злоключении нашего рыцаря
Убедившись же, что он и в самом деле не может пошевелиться, рыцарь наш решился прибегнуть к обычному своему средству, а именно: припомнить какое-нибудь из происшествий, что описываются в романах, и тут расстроенному его воображению представилось то, что произошло между Балдуином и маркизом Мантуанским {1} после того, как Карлотто ранил Балдуина в горах, - представилась вся эта история, хорошо известная детям, памятная юношам, пользующаяся успехом у старцев, которые также склонны принимать ее на веру, и, однако ж, не более правдивая, чем россказни о чудесах Магомета. Между этой самой историей и тем, что произошло с ним самим, Дон Кихот нашел нечто общее; и вот в сильном волнении стал он кататься по земле и чуть слышно произносить слова, будто бы некогда произнесенные раненым Рыцарем Леса:
Где же ты, моя сеньора?
Что не делишь скорбь со мной?
Или ты о ней не знаешь,
Или я тебе чужой?
И так, читая на память этот романс, дошел он наконец до стихов:
О властитель мантуанский,
Государь и дядя мой!
В то время как Дон Кихот читал эти стихи, по той же самой дороге случилось ехать его односельчанину, возвращавшемуся с мельницы, куда он возил зерно; и как скоро увидел он, что на земле лежит человек, то приблизился к нему и спросил, кто он таков, что у него болит и отчего он так жалобно стонет. Дон Кихот, разумеется, вообразил, что это и есть маркиз Мантуанский, его дядя, и потому вместо ответа снова повел рассказ о своем несчастье и о любви сына императора к своей мачехе, точь-в-точь как о том поется в романсе.
Земледелец с удивлением выслушал эти бредни, затем снял с него забрало, сломавшееся от ударов, и отер с его лица пыль; отерев же, тотчас узнал его и сказал:
- Сеньор Кихана! (Так звали Дон Кихота, пока он еще не лишился рассудка и из степенного идальго не превратился в странствующего рыцаря.) Кто же это вас так избил?
Но Дон Кихот на все вопросы отвечал стихами из того же самого романса. Тогда добрый земледелец, чтобы удостовериться, не ранен ли он, с великим бережением снял с него нагрудник и наплечье, однако ж ни крови, ни каких-либо ссадин не обнаружил. Он поднял его и, полагая, что осел более смирное животное, не без труда посадил на своего осла. Затем подобрал оружие, даже обломки копья, все это привязал к седлу Росинанта, взял и его и осла под уздцы и, погруженный в глубокое раздумье, пропуская мимо ушей то, что городил Дон Кихот, зашагал по направлению к своему селу. Дон Кихот тоже впал в задумчивость; избитый до полусмерти, он едва мог держаться в седле и по временам испускал достигавшие неба вздохи, так что земледелец в конце концов снова принужден был спросить, что у него болит, но Дон Кихоту точно сам дьявол нашептывал разные сказки, применимые к его собственным похождениям, ибо в эту минуту он, уже забыв о Балдуине, вспомнил о том, как антекерский алькайд Родриго де Нарваэс {2} взял в плен мавра Абиндарраэса {3} и привел его в свой замок. И когда земледелец снова задал ему вопрос, как он поживает и как себя чувствует, он обратился к нему с теми же словами, с какими в прочитанной им некогда книге Хорхе де Монтемайора Диана, где описывается эта история, пленный Абенсерраг {4} обращается к Родриго де Нарваэсу. И так искусно сумел он применить историю с мавром к себе, что, слушая эту галиматью, земледелец не один раз помянул черта; именно эта галиматья и навела земледельца на мысль, что односельчанин его спятил, и, чтобы поскорей отвязаться от Дон Кихота, докучавшего ему своим многословием, решился он прибавить шагу. Дон Кихот же объявил в заключение:
- Да будет известно вашей милости, сеньор дон Родриго де Нарваэс, что прекрасная Харифа, о которой я вам сейчас рассказывал, это и есть очаровательная Дульсинея Тобосская, ради которой я совершал, совершаю и совершу такие подвиги, каких еще не видел, не видит и так никогда и не увидит свет.
Земледелец ему на это сказал:
- Горе мне с вами, ваша милость! Да поймите же, сеньор, что никакой я не дон Родриго де Нарваэс и не маркиз Мантуанский, а всего-навсего Педро Алонсо, ваш односельчанин. Так же точно и ваша милость: никакой вы не Балдуин и не Абиндарраэс, а почтенный идальго, сеньор Кихана.
- Я сам знаю, кто я таков, - возразил Дон Кихот, - и еще я знаю, что имею право назваться не только теми, о ком я вам рассказывал, но и всеми Двенадцатью Пэрами Франции {5}, а также всеми Девятью Мужами Славы {6}, ибо подвиги, которые они совершили и вместе и порознь, не идут ни в какое сравнение с моими.
Продолжая такой разговор, под вечер достигли они своего села; однако ж избитый идальго еле держался в седле, так что земледелец, чтобы никто не увидел его, рассудил за благо дождаться темноты. А когда уже совсем стемнело, он направился прямо к дому Дон Кихота, где в это время царило великое смятение и откуда доносился громкий голос ключницы, разговаривавшей с двумя ближайшими друзьями нашего рыцаря, священником и цирюльником.
- Что вы скажете, сеньор лиценциат {7} Перо Перес (так звали священника), о злоключении моего господина? Вот уж три дня, как исчезли и он, и лошадь, и щит, и копье, и доспехи. Что я за несчастная! Одно могу сказать - и это так же верно, как то, что все мы сначала рождаемся, а потом умираем, - начитался он этих проклятых рыцарских книжек, вот они и свели его с ума. Теперь-то я припоминаю, что, рассуждая сам с собой, он не раз изъявлял желание сделаться странствующим рыцарем и ради приключений начать скитаться по всему белому свету. Пускай Сатана и Варавва унесут эти книги, коли из-за них помрачился светлый его ум: ведь другого такого не сыщешь во всей Ламанче.
Племянница к ней присоединилась.
- Знаете, сеньор маэсе Николас, - заговорила она, обращаясь к цирюльнику, - дядюшке моему не раз случалось двое суток подряд читать скверные эти романы злоключений. Потом, бывало, бросит книгу, схватит меч и давай тыкать в стены, пока совсем не выбьется из сил. "Я, скажет, убил четырех великанов, а каждый из них ростом с башню". Пот с него градом, а он говорит, что это кровь течет, - его, видите ли, ранили в бою. Ну, а потом выпьет целый ковш холодной воды, отдохнет, успокоится: это, дескать, драгоценный напиток, который ему принес мудрый - как бишь его? - не то Алкиф, не то Паф-пиф, великий чародей и его верный друг. Нет, это я во всем виновата: если б я заранее уведомила вас, что у дядюшки не все дома, то ваши милости не дали бы ему дойти до такой крайности, вы сожгли бы все эти богомерзкие книги, ведь у него пропасть таких, которые давно пора, все равно как писания еретиков, бросить в костер.
- Я тоже так думаю, - заметил священник, - и даю вам слово, что завтра же мы устроим аутодафе и предадим их огню, дабы впредь не подбивали они читателей на такие дела, какие, по-видимому, творит сейчас добрый мой друг.
Земледелец и Дон Кихот слышали весь этот разговор, и тут земледелец, вполне уразумев, какого рода недуг овладел его односельчанином, стал громко кричать:
- Ваши милости! Откройте дверь сеньору Балдуину, тяжело раненному маркизу Мантуанскому и сеньору мавру Абиндарраэсу, которого ведет в плен антекерский алькайд, доблестный Родриго де Нарваэс!
На крик выбежали все, и как скоро мужчины узнали своего друга, а женщины - дядю своего и господина, который все еще сидел на осле, ибо не мог слезть, то бросились обнимать его. Он же сказал им:
- Погодите! Я тяжело ранен по вине моего коня. Отнесите меня на постель и, если можно, позовите мудрую Урганду, чтобы она осмотрела и залечила мои раны.
- Вот беда-то! - воскликнула ключница - Чуяло мое сердце, на какую ногу захромал мой хозяин! Слезайте с богом, ваша милость, мы и без этой Поганды сумеем вас вылечить. До чего же довели вас эти рыцарские книжки, будь они трижды прокляты!
Дон Кихота отнесли на постель, осмотрели его, однако ран на нем не обнаружили. Он же сказал, что просто ушибся, ибо, сражаясь с десятью исполинами, такими страшными и дерзкими, каких еще не видывал свет, он вместе со своим конем Росинантом грянулся оземь.
- Те-те-те! - воскликнул священник. - Дело уже и до исполинов дошло? Накажи меня бог, если завтра же, еще до захода солнца, все они не будут сожжены.
Дон Кихота забросали вопросами, но он, не пожелав отвечать, попросил лишь, чтобы ему дали поесть и поспать, в чем он теперь, мол, особенно нуждается. Желание его было исполнено, а затем священник начал подробно расспрашивать земледельца о том, как ему удалось найти Дон Кихота. Когда же земледелец рассказал ему все, не утаив и той чуши, какую, валяясь на земле и по дороге домой, молол наш рыцарь, лиценциат загорелся желанием как можно скорее осуществить то, что он действительно на другой день и осуществил, а именно: зашел за своим приятелем, цирюльником маэсе Николасом, и вместе с ним отправился к Дон Кихоту.
1 ...что произошло между Балдуином и маркизом Мантуанским... - испанский вариант одного из сказаний "каролингского цикла", то есть цикла французских поэм XII в., связанных с императором Карлом Великим. Маркиз Мантуанский, отставший от своей свиты во время охоты, находит в лесу Балдуина, раненного насмерть сыном Карла Великого - Карлото. Маркиз дает клятву перед распятием не расчесывать бороды, не появляться в городе и не расставаться с оружием ни днем, ни ночью до тех пор, пока он не отомстит убийце Балдуина.
2 Родриго де Нарваэс - первый алькайд (комендант) Антекеры после отвоевания этого города испанцами у мавров в 1410 г.
3 Абиндарраэс - знатный мавр, персонаж небольшого рассказа "История Абиндарраэса и Харифы", опубликованного в сборнике поэта Антоньо де Вильегас (1549?- ок. 1577). Этот рассказ получил большую популярность благодаря тому, что был включен в четвертую часть пасторального (пастушеского) романа Хорхе де Монтемайора (1520?-1561) "Диана".
4 Абенсерраг - один из знатных мавританских родов в Гранаде.
5 Двенадцать Пэров Франции - упоминающиеся в средневековых рыцарских поэмах двенадцать паладинов Карла Великого, в числе которых значились и часто встречающиеся в "Дон Кихоте" Роланд, Ринальд Монтальванский и др.
6 Девять Мужей Славы. - Таковыми считались библейский вождь, преемник Моисея - Иисус Навин, библейский царь, герой, победивший великана Голиафа, и псалмопевец Давид, библейский герой, освободитель своего народа Иуда Маккавей, Александр Македонский, герой Троянской войны Гектор, Юлий Цезарь, король Артур, император Карл Великий и герой первого крестового похода герцог Готфрид Бульонский.
7 Лиценциат - лицо, получившее диплом об окончании университета. ГЛАВА VI
О тщательнейшем и забавном осмотре, который священник и цирюльник произвели в книгохранилище хитроумного нашего идальго
Тот все еще спал. Священник попросил у племянницы ключ от комнаты, где находились эти зловредные книги, и она с превеликою готовностью исполнила его просьбу; когда же все вошли туда, в том числе и ключница, то обнаружили более ста больших книг в весьма добротных переплетах, а также другие книги, менее внушительных размеров, и ключница, окинув их взглядом, опрометью выбежала из комнаты, но тотчас же вернулась с чашкой святой воды и с кропилом.
- Пожалуйста, ваша милость, сеньор лиценциат, окропите комнату, - сказала она, - а то еще кто-нибудь из волшебников, которые прячутся в этих книгах, заколдует нас в отместку за то, что мы собираемся сжить их всех со свету.
Посмеялся лиценциат простодушию ключницы и предложил цирюльнику такой порядок: цирюльник будет передавать ему эти книги по одной, а он-де займется их осмотром, - может статься, некоторые из них и не повинны смерти.
- Нет, - возразила племянница, - ни одна из них не заслуживает прощения, все они причинили нам зло. Их надобно выбросить в окно, сложить в кучу и поджечь. А еще лучше отнести на скотный двор и там сложить из них костер, тогда и дым не будет нас беспокоить.
Ключница к ней присоединилась, - обе они страстно желали погибели этих невинных страдальцев; однако ж священник настоял на том, чтобы сперва читать хотя бы заглавия. И первое, что вручил ему маэсе Николас, это Амадиса Галльского в четырех частях.
- В этом есть нечто знаменательное, - сказал священник, - сколько мне известно, перед нами первый рыцарский роман, вышедший из печати в Испании, и от него берут начало и ведут свое происхождение все остальные, а потому, мне кажется, как основоположника сей богопротивной ереси, должны мы без всякого сожаления предать его огню.
- Нет, сеньор, - возразил цирюльник, - я слышал другое: говорят, что это лучшая из книг, кем-либо в этом роде сочиненных, а потому, в виде особого исключения, должно его помиловать.
- Ваша правда, - согласился священник, - примем это в соображение и временно даруем ему жизнь. Посмотрим теперь, кто там стоит рядом с ним.
- Подвиги Эспландиана, {1} законного, сына Амадиса Галльского, - возгласил цирюльник.
- Справедливость требует заметить, что заслуги отца на сына не распространяются, - сказал священник. - Нате, сеньора домоправительница, откройте окно и выбросьте его, пусть он положит начало груде книг, из которых мы устроим костер.
Ключница с особым удовольствием привела это в исполнение: добрый Эспландиан полетел во двор и там весьма терпеливо стал дожидаться грозившей ему казни.
- Дальше, - сказал священник.
- За ним идет Амадис Греческий, - сказал цирюльник, - да, по-моему, в этом ряду одни лишь Амадисовы родичи и стоят.
- Вот мы их всех сейчас и выбросим во двор, - сказал священник. - Только за то, чтобы иметь удовольствие сжечь королеву Пинтикинестру, пастушка Даринеля с его эклогами и всю эту хитросплетенную чертовщину, какую развел здесь автор, я и собственного родителя не постеснялся бы сжечь, если бы только он принял образ странствующего рыцаря.
- И я того же мнения, - сказал цирюльник.
- И я, - сказала племянница.
- А коли так, - сказала ключница, - давайте их сюда, я их прямо во двор.
Ей дали изрядное количество книг, и она, щадя, как видно, лестницу, побросала их в окно.
- А это еще что за толстяк? - спросил священник.
- Дон Оливант Лаврский, {2} - отвечал цирюльник.
- Эту книгу сочинил автор Цветочного сада, - сказал священник. - Откровенно говоря, я не сумел бы определить, какая из них более правдива или, вернее, менее лжива. Одно могу сказать: книга дерзкая и нелепая, а потому - в окно ее.
- Следующий - Флорисмарт Гирканский, {3} - объявил цирюльник.
- А, и сеньор Флорисмарт здесь? - воскликнул священник. - Бьюсь об заклад, что он тоже мгновенно очутится на дворе, несмотря на чрезвычайные обстоятельства, при которых он произошел на свет, и на громкие его дела. Он написан таким тяжелым и сухим языком, что ничего иного и не заслуживает. Во двор его, сеньора домоправительница, и еще вот этого заодно.
- Охотно, государь мой, - молвила ключница, с великою радостью исполнявшая все, что ей приказывали.
- Это Рыцарь Платир, {4} - объявил цирюльник.
- Старинный роман, - заметил священник, однако ж я не вижу причины, по которой он заслуживал бы снисхождения. Без всяких разговоров препроводите его туда же.
Как сказано, так и сделано. Раскрыли еще одну книгу, под заглавием Рыцарь Креста. {5}
- Ради такого душеспасительного заглавия можно было бы простить автору его невежество. С другой стороны, недаром же говорится: "За крестом стоит сам дьявол". В огонь его!
Цирюльник достал с полки еще один том и сказал:
- Это Зерцало рыцарства. {6}
- Знаю я сию почтенную книгу, - сказал священник. - В ней действуют сеньор Ринальд Монтальванский со своими друзьями-приятелями, жуликами почище самого Кака, и Двенадцать Пэров Франции вместе с их правдивым летописцем Турпином {7}. Впрочем, откровенно говоря, я отправил бы их на вечное поселение - и только, хотя бы потому, что они причастны к замыслу знаменитого Маттео Боярдо {8}, сочинение же Боярдо, в свою очередь, послужило канвой для Лодовико Ариосто, поэта, проникнутого истинно христианским чувством, и вот если мне попадется здесь Ариосто и если при этом обнаружится, что он говорит не на своем родном, а на чужом языке, то я не почувствую к нему никакого уважения, если же на своем, то я возложу его себе на главу.
- У меня он есть по-итальянски, - сказал цирюльник, - но я его не понимаю.
- И хорошо, что не понимаете, - заметил священник, - мы бы и сеньору военачальнику {9} это простили, лишь бы он не переносил Ариосто в Испанию и не делал из него кастильца: ведь через то он лишил его многих природных достоинств, как это случается со всеми, кто берется переводить поэтические произведения, ибо самому добросовестному и самому искусному переводчику никогда не подняться на такую высоту, какой достигают они в первоначальном своем виде. Словом, я хочу сказать, что эту книгу вместе с прочими досужими вымыслами французских сочинителей следует бросить на дно высохшего колодца, и пусть они там и лежат, пока мы, по зрелом размышлении, не придумаем, как с ними поступить; я бы только не помиловал Бернардо делъ Карпьо, {10} который, уж верно, где-нибудь тут притаился, и еще одну книгу, под названием Ронсеваль: {11} эти две книги, как скоро они попадутся мне в руки, тотчас перейдут в руки домоправительницы, домоправительница же без всякого снисхождения предаст их огню.
Цирюльник поддержал священника, - он почитал его за доброго христианина и верного друга истины, который ни за какие блага в мире не станет кривить душой, а потому суждения его показались цирюльнику справедливыми и весьма остроумными. Засим он раскрыл еще одну книгу: то был Пальмерин Оливский, {12} а рядом с ним стоял Пальмерин Английский. Прочитав заглавия, лиценциат сказал:
- Оливку эту растоптать и сжечь, а пепел развеять по ветру, но английскую пальму должно хранить и беречь, как зеницу ока, в особом ларце {13}, вроде того, который найден был Александром Македонским среди трофеев, оставшихся после Дария, и в котором он потом хранил творения Гомера. Эта книга, любезный друг, достойна уважения по двум причинам: во-первых, она отменно хороша сама по себе, а во-вторых, если верить преданию, ее написал один мудрый португальский король. Приключения в замке Следи-и-бди очаровательны - все они обличают в авторе великого искусника. Бдительный автор строго следит за тем, чтобы герои его рассуждали здраво и выражали свои мысли изысканно и ясно, в полном соответствии с положением, какое они занимают в обществе. Итак, сеньор маэсе Николас, буде на то ваша. добрая воля, этот роман, а также Амадис Галльский избегнут огня, прочие же, без всякого дальнейшего осмотра и проверки, да погибнут.

glava-vii-rol-mineralno-sirevoj-bazi-laboratoriya-geoekologii.html
glava-vii-skandinavi-i-russkij-kaganat-737839-gg-georgij-vladimirovich-vernadskij-mihail-mihajlovich-karpovich.html
glava-vii-sovershenstvovanie-deyatelnosti-voennih-sudov-socialnie-i-pravovie-problemi-stanovleniya-razvitiya-i.html
glava-vii-statya-suverenitet-dogovarivayushiesya-gosudarstva-priznayut-chto-kazhdoe-gosudarstvo-obladaet-polnim.html
glava-vii-sudebnie-rashodi-statya-dejstvie-grazhdanskogo-processualnogo-zakona-vo-vremeni-statya-zadachi-grazhdanskogo.html
glava-vii-torgovij-dom-dombi-i-sin-torgovlya-optom-v-roznicu-i-na-eksport.html
  • writing.largereferat.info/kozha-zhivotnih-i-eyo-proizvodnie-chast-2.html
  • laboratory.largereferat.info/vnutrennij-uchet-i-kontrol-materialov.html
  • writing.largereferat.info/dlya-pokupatelya-zakazchika-glavnim-yavlyaetsya-visokoe-kachestvo-sportivnogo-pokritiya-dolgovechnost-uroven-rashodov-na-ee-ekspluataciyu-i-konechno-cena-maksimal.html
  • institut.largereferat.info/tema-2-vidi-i-zhanri-sovremennogo-kinoiskusstva-narodnaya-hudozhestvennaya-kultura.html
  • zadachi.largereferat.info/uchet-zaemnih-sredstv-i-kreditnih-operacij.html
  • learn.largereferat.info/glava-iv-pornograficheskij-skandal-vokrug-alfa-banka-centr-programm-sodejstviya-pravoohranitelnim-organam-i.html
  • tetrad.largereferat.info/v-sostav-i-oformlenie-poyasnitelnoj-zapiski-diplomnogo-proekta-uchebnoe-posobie-po-podgotovke-vipusknih-kvalifikacionnih.html
  • books.largereferat.info/elementi-tehnologii-vozdelivaniya-sudanskoj-travi-v-usloviyah-nizkogorij-gornogo-altaya-06-01-01-obshee-zemledelie.html
  • turn.largereferat.info/polozhenie-o-postoyannoj-ekspertnoj-gruppe-rabochej-gruppi-po-voprosam-nalogovoj-reformi.html
  • spur.largereferat.info/literatura-dlya-izucheniya-rabochaya-uchebnaya-programma-soderzhatelnogo-modulya-sovremennaya-pedagogicheskaya-psihologiya.html
  • upbringing.largereferat.info/kolosok-osennij-2011-otveti-na-zadaniya-dlya-910-klassov-istoriya-fiziki.html
  • letter.largereferat.info/ob-oplate-truda-rabotnikov-municipalnih-obrazovatelnih-uchrezhdenij-borskogo-rajona-nizhegorodskoj-oblasti-stranica-3.html
  • grade.largereferat.info/novosti-oao-dek-monitoring-sredstv-massovoj-informacii-4-iyunya-2010-goda.html
  • institut.largereferat.info/svedeniya-dokumentaciya-ob-aukcione-otkritij-aukcion-.html
  • student.largereferat.info/13-svedeniya-ob-auditore-auditorah-emitenta-426039-rossiya-udmurtskaya-respublika-g-izhevsk-votkinskoe-shosse.html
  • literature.largereferat.info/ego-zvali-vasya-vozhatij-povoroshil-sukovatoj-palkoj-v-kostre-i-zolotie-iskorki-kruzhas-vzmili-vverh-teryayas-gde-to-v-nochnom-nebe-vasya-najdyonov-napus-stranica-4.html
  • holiday.largereferat.info/metodicheskie-ukazaniya-po-primeneniyu-sredstva-dezoform-firmi-lizoform-dezinfekshn-ag-shvejcariya-proizvodimogo-firmoj-lizoform-d-r-hans-rozemann-gmbh-germaniya-dlya-celej-dezinfekcii-moskva-1999-g.html
  • knowledge.largereferat.info/mezhdunarodnij-ugolovnij-sud-predmet-i-istochniki-mezhdunarodnogo-gumanitarnogo-prava.html
  • school.largereferat.info/1933g-tragediya-goloda-na-ukraine-1933-tragedya-golodu-chast-4.html
  • grade.largereferat.info/nad-moej-privichkoj-upryamo-zapisivat-predstoyashie-dela-i-ih-rezultati-v-bloknote-kollegi-obichno-posmeivalis-sprashivali-kakaya-u-menya-sverhzadacha-sberech-zapi-stranica-32.html
  • tetrad.largereferat.info/uroven-interaktivnosti-specifikaciya-interaktivnih-obrazovatelnih-modulej.html
  • zanyatie.largereferat.info/pozdnij-egipet.html
  • paragraf.largereferat.info/zakon-rossijskoj-federacii-ot-1-marta-2012-g-18-fz-o-vnesenii-izmenenij-v-otdelnie-zakonodatelnie-akti-rossijskoj-federacii.html
  • kontrolnaya.largereferat.info/red-dragon-clan-smoke-jaguar.html
  • student.largereferat.info/24-processi-belorusskoj-etnicheskoj-samoorganizacii-v-period-rechi-pospolitoj.html
  • spur.largereferat.info/konstantin-paustovskij-stranica-4.html
  • nauka.largereferat.info/ukazivayu-predpochtitelnij-sposob-polucheniya-materialov-i-prefer-the-following-way-of-receiving-materials.html
  • knigi.largereferat.info/sng-evrazes-shos-eep-i-drugie-genezis-postsovetskih-integracionnih-processov.html
  • paragraf.largereferat.info/vserossijskaya-nauchno-metodicheskaya-konferenciya-universitetskij-kompleks-kak-regionalnij-centr-razvitiya-obrazovaniya-nauki-i-kulturi.html
  • zanyatie.largereferat.info/temi-simpoziuma-materialovedenie-i-proizvodstvo-novie-sirevie-materiali-dlya-proizvodstva-stroitelnih-izdelij-na-gipsovoj-osnove-issledovaniya-processov-degidratacii-i-gidratacii-gipsovih-vyazhushih.html
  • institute.largereferat.info/glava-ix-lyaoyanskaya-operaciya-russko-yaponskaya-vojna-19041905-gg.html
  • zadachi.largereferat.info/osnovaniya-dlya-predpolozhenij-est-pervij-kanal-novosti-19-11-2008-borisov-dmitrij-12-00-8.html
  • nauka.largereferat.info/viii-vserossijskaya-konferenciya-s-mezhdunarodnim-uchastiem-posvyashennaya-220-letiyu-so-dnya-rozhdeniya-akademika-k-m-bera-mehanizmi-funkcionirovaniya-visceralnih-sistem.html
  • notebook.largereferat.info/kalkulyaciya-planovoj-sebestoimosti-rabot-po-dogovoru-metodicheskoe-rukovodstvo-po-podgotovke-innovacionnih-proektov.html
  • ekzamen.largereferat.info/rossijskoe-energeticheskoe-agentstvo-ezhednevnij-informacionnij-obzor-po-energoeffektivnosti-energosberezheniyu-i.html
  • © LargeReferat.info
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.